Живые страницы войны

Морозова Валентина Михайловна

Когда началась Великая Отечественная война, мне было 4 года. Небывалым испытанием для нас, детей несут войны, были эти годы. Жили впроголодь, в нужде, в тесноте. В холодные зимы не было теплых вещей.

Папу мобилизовали, а нас у мамы было трое. По очереди носили валенки, не хватало продуктов. Мама работала на «борзики», откуда подавался воздух в цеха ВЖР. И днём, и ночью, и в зной, и в стужу ходила она по гудку на работу. На руднике неутолимо трудились рабочие, давали руду, строили аглофабрики. Стране нужны сталь, танки, боеприпасы, вагоны.

В 7 лет — 1944 году я пошла в школу №1 им. Крупской Н.К. в 1 класс. Жили мы в восьмиквартирном доме по ул. Высокогорской. Мама сшила мне холщёвую сумку, брат сделал из серой бумаги тетради и дал карандаш. В то время на руднике давали «американские» подарки. Мне досталось синее поношенное платьице, и в нём я проходила целый год. В школе, в начальных классах давали бесплатное питание. После второго урока приносили на подносе маленькие тарелочки из черной грубой пластмассы, где была положена горстка пареной капусты с перемороженной картошкой. И как всегда на этот запах прибегали одна или две мышки. Нам уже было не до урока. Мы с нетерпением ждали его окончания, чтобы стремительно съесть свою порцию. Ели суп с крапивой, лебедой, отрубями. Помню, когда мы с подружками отравились беленой. На вид она как морковка только краской светлее. Мы не знали, что она ядовита. Вечером мне стало плохо. Мама схватила меня в одеяло и увезла в больницу. Долго приходила в себя. Принесли из больницы полуживую.

К нам во второй класс пришла новая учительница, эвакуированная из Ленинграда. Она была белокурой, с красивой прической, молодая женщина, хорошо одета. Когда она проходила между рядами парт, от её шелестящего шёлкового платья исходил необыкновенный запах духов. Мы в то время и не знали, что есть духи. У нас с подружкой Галей кружилась голова и чуть не падали в обморок от такого запаха.

Из раннего детства помню: сам рудник и строящееся новые здания рудоуправления. Был загорожен колючей проволокой в два ряда, с вышками на верху, и злыми овчарками внизу. Там работали военнопленные - немцы, румыны, венгры.

Мне запомнилась одна семья из Польши. Отец был коммунистом, и находился в антифашистском подполье, а мать с сыном жили в Тагиле в одном доме с нами. Мой брат дружил с Марьяном. Мать работала в парткоме ВЖР. Они были очень добрые люди. Сами голодали, но нас угощали. С окончанием войны они уехали в Варшаву. Школьные годы были не забываемые. Было много праздников, пионерских и комсомольских вечеров.

Наши учителя поддерживали нас в трудные минуты, вселяли веру в нас, прививали любовь к знаниям, разделяли с нами невзгоды.

Хотя время было трудное, но атмосфера, общий настрой людей был доброжелательный, не было злости, больше было милосердия, жалости, стремления помочь друг другу. После окончания 10 лет я поехала в Ирбит в учительский институт, но его в тот год закрыли. Поступила в горно-металлургический техникум. Работала на дробилке ВЖР, в шахтах Магнетитовая, Эксплуатационная, в Байкальском рудоуправлении.

Закончив УГУ им. А.М. Горького  работала в школе учителем истории. 12 лет - в партийных органах, 20 лет - директором техникума.


Возврат к списку