Живые страницы войны

Ленинградский финн

Я узнал о том, что прадед был эвакуирован на Урал летом 1941 года с «Заводом № 380» (так записано в Трудовой книжке). Это был авиационный завод. Материал об этом заводе предоставил нам выпускник школы № 85, краевед Пудовкин Сергей Игоревич.
С 1942 года прадед – главный механизатор сельского хозяйства в селе Большая Лая. В дальнейшем он – шофер, механизатор широкого профиля, рационализатор и изобретатель. Последним объектом работы деда был трактор, который он, к сожалению, не успел закончить.

Мой прадед Кяльвияйнен Эйно Матвеевич родился 18 февраля 1923 года в поселке Левашово Парголовского района Ленинградской области.
А 22 июня началась Великая Отечественная война. …
Вся страна готовится к защите Отечества. Родной город в опасности. Многие предприятия эвакуируют. Эйно Матвеевич едет на Урал. Золотые руки деда и его умная голова помогли прадеду Эйно остаться рабочим на заводе, а не попасть в тагильские «гулаги». Его отец в 1937 году был расстрелян по статье «Шпионаж», а, значит, мой прадед имел статус «дети врага народа». Отправляют на Урал, в Нижний Тагил, и «Завод № 380». Эйно Матвеевич к этому времени опытный рабочий завода, поэтому получает «Бронь» и вместе с оборудованием завода едет на Урал. Он вспоминал, что эвакуированным в дорогу выдавали хорошие пайки, которые рассчитаны были минимум на 5 дней.
А ехать пришлось 17. Навстречу шли эшелоны на фронт с танками, боеприпасами, продовольствием и солдатами. Им давали зеленую улицу.
9 суток ехали без какой-либо еды. Так как состав был «засекречен», выход из вагонов во время долгих вынужденных простоев был запрещен. Когда состав остановился на станции Лая, рабочие не могли даже передвигаться. Их перенесли на подводы и доставили в село Большая Лая. Поселили в пекарню, где местные жители помогли встать на ноги. И начались трудовые военные будни.
Вначале работа на возведении цехов завода, которые расположились в районе трикотажной фабрики недалеко от Уралвагонзавода. Жилье снимал прадед в Большой Лае. На работу бегал ежедневно на лыжах.
18 февраля 1942 года, в день, когда ему исполнилось 19 лет, в трудовой книжке появилась новая запись: «Принят на работу в Лайский совхоз трактористом», которая и определила всю его дальнейшую жизнь. До конца своей жизни Матвеич (так его все называли) остался верен земле, которая стала для него родной в годы войны. К этому времени прадед мог быть и столяром, и токарем, и механиком, и трактористом, поэтому стал в совхозе незаменимым человеком. Мужчины были на фронте, он заменил многих из них.
Никаких подвигов он не совершал, а просто честно и самоотверженно трудился. Зимой он ремонтировал технику. Запчастей не было, так как заводы выпускали военную продукцию. Матвеич сам их изготовлял, многое переделывал, совершенствовал, мог поставить на колеса любую сельхозтехнику, позднее и любую марку автомобиля. Именно в эти годы на странице трудовой «Сведения о поощрениях и награждениях» появляются записи:
- за участие в рационализации по сохранению сельхозтехники объявляется благодарность;
- за рацпредложение «Реставрация реактивных штанг автомашин» объявлена благодарность.
Позднее, в 60-70 годы такие записи имели приписку «выплачено вознаграждение», но в годы войны, трудное и голодное время, о вознаграждениях не думали, все отдавали фронту.
Весной мой прадед садился на трактор, вспахивал поля для посевов зерновых и посадки овощных культур. Работали по 14-16 часов в сутки, часто не имея с собой куска хлеба. Прадедушка рассказывал, что на вспашке поля, где осенью рос картофель, можно было «полакомиться пышками». Горько и больно мне было и за моего прадеда, и за тех людей, которым приходилось есть эти «пышки». «Пышки» - картофель, случайно оставшийся
в земле после уборки осенью, вытащенный на поверхность весной при вспашке. Тракторист останавливался, брал этот картофель и клал на капот трактора, который очень нагревался. Пока по полю делались круги, картофель «поджаривался». Запах гнили и солярки не мешал, голод брал свое. Такие «пышки» в трудные и голодные дни войны помогали выжить, выполнить норму на вспашке не только за себя, но и «за того парня», то есть за тех, кто защищал Родину на фронте. О том, что Эйно Матвеевич с честью выполнял свой трудовой долг, не останавливался перед трудностями, говорит запись «объявлена благодарность за высокие показатели на весеннем севе».
Осенью на селе вновь трудная пора – уборка урожая. Самое сложное и страшное было в то время - выстоять и пережить голод. Убирали хлеб, собирали картофель и овощи, а сами голодали. Если человек не выдерживал и брал продукты, то за это расплачивался. Прадед рассказывал, как арестовали мать троих детей, которая унесла домой три килограмма зерна…
Однажды все-таки Эйно Матвеевич был премирован. Это произошло тогда, когда после уборки зерновых и сдачи их государству в его трудовой появилась запись «объявлена благодарность за достигнутые успехи по сдаче продукции государству, за помощь фронту». Премию он получил в виде мешка зерна. А именно в это время в Большой Лае стало известно, что жители села Балакино собирают средства на покупку танка для фронта.
Мой прадед вместе с секретарем комсомольской ячейки Рубан Анастасией (будущая его жена, моя прабабушка) поехали на рынок, продали зерно и внесли свой вклад в покупку танка. Хоть и голодное было время, но иначе они поступить не могли.
В последнюю военную зиму прадед сел за руль «полуторки» - так он называл свой первый автомобиль. С этого времени началась его шоферская работа. Возил он в основном в годы войны зерно на мелькомбинат, овощи в госпитали Нижнего Тагила. Попадал прадед в экстремальные ситуации, хоть и был далеко от фронта. Шла война, на дорогах встречались «мародеры» - люди, которые грабили. В темное время суток они выходили на дорогу и, взявшись за руки, вставали перед одинокой машиной. Если водитель на выдерживал и останавливался, то находил здесь свою смерть. Продовольствие забирали, машины сжигали. Эйно Матвеевич имел железную выдержку и крепкие нервы. Он говорил, что в таких случаях крепче жал на газ, никогда не оборачивался назад, хотя вслед гремели выстрелы. Крепким, сильным человеком был мой прадед. Он очень любил свою историческую Родину – Ленинград, постоянно о нем рассказывал. До 1956 года сохранялась у него ленинградская прописка. Так как он был житель сельской местности, то у него была справка, содержание которой гласило «предъявителю сего документа будет выдана корова для разведения личного хозяйства». Но остался Эйно Матвеевич на Урале, не смог покинуть землю, с которой связала его война. Ведь эта земля помогла ему выстоять, внести свой вклад в дело победы.
В семейном архиве хранится «Медаль за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.», значок «Ударник сталинского призыва», множество значков «Победитель социалистического соревнования», юбилейные медали, трудовая книжка, почетные грамоты, фотографии.

Историей поделился Абдулхаликов Сергей Дмитриевич

Возврат к списку