Живые страницы войны

Партизанка Нинель Алексеевна Оберюхтина

Эта женщина, все еще красивая своей поздней осенью, чаще всего живет за городом. Копается на своем садовом участке. Обычная жизнь, привычные домашние хлопоты матери и бабушки. Но затроньте при ней тему войны, и уходят куда-то постоянная боль в ногах, груз прожитых лет, глаза наполняются таким молодым блеском, как в былые годы у Нины-партизанки. И ответит вам Нинель Алексеевна Оберюхтина, что она продолжает оставаться в строю. В строю ветеранов Великой Отечественной.

Партизанка... Как же боялись партизан немецкие захватчики. «Непокоренные», «мстители» – называли их в народе. Они были всюду – взрывали вражеские эшелоны, пускали под откос поезда, карали предателей – огнем горела земля под ногами фашистов. Так всегда в лихую годину на защиту русской земли вставал стар и млад.

Были партизанские края, где за линией фронта сохранялись советские порядки, и куда немец не мог сунуть носа. Партизаны были полновластными хозяевами трех районов Ленинградской области, Псковской и Новгородской. Здесь хорошо знали Марковых. Партизанскую семью.

Марковы жили в трех километрах от Старой Руссы – в Косино. Хозяйка дома Анна Федоровна, по профессии учительница, была членом губернского исполкома в Новгороде. Местная активистка, и дочку родила во время работы съезда, так что муж Алексей Иванович встречал их уже вдвоем. Сам он работал начальником охраны фанерного завода. Жили дружно, имели свой дом, огородик, воспитывали Нинель, которую все называли тогда просто Ниной.

В июне 1941 года ей было пятнадцать. Она только что окончила семилетку... И тут война.

– Уже на третий день немцы бомбили Старую Руссу, – вспоминает Нинель Алексеевна, – а в конце июля они вошли в город. Зверствовали. Расправлялись со всеми – коммунистами, комсомольцами, стариками, детьми... Центральная улица Ленина была забита трупами. Они висели на крюках, некоторые еще шевелились. Этого невозможно забыть.

Марковы не успели уехать, но и оставаться в городе было нельзя. Перебрались в деревню Переходы – на родину Алексея Ивановича. Анна Федоровна стала директором школы, а Алексей Иванович объезжал места боев, собирал брошенное оружие и передавал в партизанские отряды. Немцы выследили его, издевались, конвоировали в Старую Руссу, где повесили. Жена успела увидеть его за день до казни в окошке тюрьмы, избитого, со шрамом через все лицо...

После смерти Алексея Ивановича мать с дочерью ушли к партизанам. Анна Федоровна работала при штабе второй бригады на пункте сбора донесений. А Нина... Хрупкая, но очень подвижная девочка быстро освоилась с лесными порядками, подружилась с партизанами, играла на гитаре и пела для них в часы отдыха. Жаль, в одном из переходов отряда гитару пришлось бросить.

Первое боевое задание Нинель Алексеевна помнит хорошо. Это было 14 октября 1941 года. Вместе с другой разведчицей в деревне Маньково они обнаружили склад вооружения, который немцы не очень-то охраняли. Операция по его переброске в лагерь партизан прошла быстро, без выстрелов и потерь. «Молодец, цыпленок», — сказал ей тогда командир отряда.

Другой раз пошла в разведку с мальчишкой. Нужно было пронести сумку с аккумуляторными батареями для раций. По дороге нарвались на полицаев. Даже тех «умилил» вид оборванца с девчонкой, которые шли в поселок за подаянием... Как потом хохотали ребята, что удалось обмануть фрицев.

Но и попадало иногда от взрослых за ребячество. Однажды Нина с такой же девчонкой, как сама, отправилась на задание, а пистолет с пояса не сняла. Навстречу пять конных полицаев… Хорошо, что девчонка-связистка была с одним из них знакома. Словом, пронесло! В другой раз без разрешения заменила медсестру в группе подрывников. Те уходили в далекий рейд по взрыву железнодорожного моста. Операция была поистине героической, и ей так хотелось отличиться! Командир все равно строго наказал девчонку: в отряде должна быть дисциплина. А ведь сколько юных партизан работало вместе со взрослыми! Им бы за школьной партой сидеть, спортом заниматься... На войне дети быстро взрослели. Широко известно, например, имя Героя Советского Союза Лени Голикова, что воевал на одних тропах с Нинелью Алексеевной и совершил подвиг.

Все лето 1942 года партизаны были полновластными хозяевами большей части Псковской и Новгородской областей. В июле, в годовщину образования отряда, Нину приняли в комсомол.

Партизанский край был бельмом на глазу у немецкого командования. И осенью они поставили задачу ликвидировать его. Боевые воинские части были сняты с фронта и блокировали леса. Немецкие самолеты целыми днями кружили над головой. Все туже затягивалась петля вокруг партизанских мест. И тогда последовал приказ – перейти линию фронта. Переправлялись вброд через реку к Холмовской дороге. Только вышли – начали рваться мины, погибло много верных товарищей, в том числе и медицинская сестра. Во время перехода Нина потеряла мать. Обежала все подразделения – нигде! Отчаянию не было конца, но надо было держаться.

– Ко мне подошел командир, – вспоминает тот давний поход Нинель Алексеевна, – и говорит, мол, собери индивидуальные пакеты и срочно делай перевязки раненым. А у меня у самой повязка на голове... да и вида крови боюсь! Ничего, справилась. Всему война научила. Кстати, там, в болотах, отметила свое шестнадцатилетие...

Болота, болота... Рдейские болота... Ни конца им, ни края. Партизаны прятались там от вражеских самолетов, которые днем караулили их. Лежали на мху – один бок в холодной воде, второй – на утреннем морозе. Вот тебе и день рождения! Вспомнилось детство, в то время напекли бы пирогов, собрали гостей... Непрошеная слеза сама по себе зависла на реснице. И вдруг кто-то протягивает букетик болотной клюквы. Командир! Не забыл про день рождения, подполз, несмотря на опасность, поздравил девчонку. И хотя на эту клюкву партизаны уже и смотреть не могли, ибо питались ею одной две недели, такой подарок был для нее самым дорогим и незабываемым на всю жизнь. А клюква? Она их спасла от голода.

Наконец добрались до места. Девушка передала раненых, которых опекала, и тут – радость: один из партизан сказал, что мать жива. Ее схватили немцы на Холмовской дороге. Уцелела чудом. Из госпиталя после месячной подготовки и отдыха Нина уже шла в качестве медицинской сестры с санитарной сумкой. А в ней – полный запас медикаментов, немного личных вещей и обязательные восемь килограммов взрывчатки. Все это на себе, без какой-то помощи!

5 ноября 1942 года отряд пересек линию фронта, пройдя территорию всего партизанского края, сожженную до тла. В деревнях Починок и Бычково расстрелянных жителей хоронить некому, многие были просто сброшены в колодцы.

«До сих пор снятся мне эти ужасные картины. И я кричу во сне, просыпаюсь в слезах», – вспоминает седовласая женщина.

Трудный тот поход почти в четыре месяца, зимой, когда в помещения не заходили, а спали в снегу, не мог не сказаться на здоровье: стали отниматься ноги, и в начале 1944 года юную партизанку отправили самолетом в госпиталь станции Едрово на Валдае. Так закончилась для нее партизанская жизнь. Она завершила войну старшиной медицинской службы.

Некоторые по прошествии стольких лет склонны отождествлять жизнь партизана с романтикой. Мол, ночевки у костров, песни под гитару. Послушайте, что скажет уже пожилая женщина.

– До романтики далеко. Долгие зимовки в промерзших землянках. Многокилометровые ночные переходы под дождем и ветром по лесам и болотам. Бои с карательными отрядами. Постоянная угроза разоблачения и жизни.

Бывшая партизанка с благодарностью вспоминает жителей этого края, восхищается их мужеством и добротой. Мало того, что одевали и кормили людей из леса, собрали для блокадников Ленинграда 280 подвод продовольствия. Немцы долго охотились за этим обозом. Они предполагали, что помощь осажденному городу пойдет по воздуху. Партизаны их перехитрили. Груз был уложен в конные упряжки, а сам обоз разделен на семь групп. Так было легче маневрировав Драгоценный груз был доставлен по назначению.

После освобождения Ленинградской области от врага Нинель Алексеевну обком комсомола направил в органы МВД. Она работала на станции «Дно» инспектором по детской беспризорности, потом старшей пионер-вожатой в Белебелковской средней школе. Здесь в 1951 году состоялась встреча школьников трех районов с партизанами. Она проходила на той самой поляне в деревне Серболово, где вручали партизанам первые ордена и медали. Приезжал на встречу бывший командир полка бригады Л. В. Цыганенке. Ему понравилось. «Ну, цыпленок, молодец!» – похвалил организатора. И потом никогда не отказывался поговорить с молодежью. Он и умер по дороге в школу, где его ждала ребятня. Кстати, многих «неуправляемых» после тех встреч словно подменили.

1952 год. Знакомство с Юрием Оберюхтиным в корне изменило жизнь бывшей партизанки. Она вышла замуж за летчика-тагильчанина и вместе с мужем переехала в Нижний Тагил.

Они еще не успели оформить свои отношения, как у Нинели Алексеевны вторично отнялись ноги. Ее дядя, бывший партизан, директор школы, честно сказал будущему мужу, что болезнь коварна и может случиться, что молодая жена станет инвалидом. Надо серьезно подумать, прежде чем принимать решение. А летчик ответил: «Что ж, буду носить на руках».

Они были счастливы. Вместе работали на Нижнетагильском металлургическом комбинате, Нинель Алексеевна в копровом цехе крановщицей, вместе учились в вечерней школе, воспитывали детей, а потом и внуков. Но всегда находилось время и для общественных дел: она и член комиссии цехкома, и ответственная за шефскую работу в детском доме, в школах. Выйдя на пенсию, стала активистом районного совета ветеранов, вместе с другими участниками Великой Отечественной войны занялась военно-патриотическим воспитанием молодежи. Выступает перед учащимися в школах, перед молодыми бойцами в воинских частях. Ей, бывшей партизанке, есть о чем поговорить, дать наказ, напутствие.

– Смерть моего командира, который до последнего вздоха выполнял свой воинский и гражданский долг, рассказывая о войне, о подвиге своих однополчан, потрясла меня, – говорит Нинель Алексеевна Оберюхтина. – Я дала себе слово, как и он, встать в строй. И вот уже 35 лет не изменяю своему решению.

Да, она в строю. Всегда в строю. Вспоминает, как однажды в дни празднования Великой Победы женщин-фронтовичек пригласили на премьеру фильма «А зори здесь тихие». Зрительный зал был полон. И когда они с боевыми наградами на груди вошли под звуки духового оркестра, весь зал встал...

Скромны ветераны войны. Бывшая партизанка на все лестные слова в свой адрес обычно отвечает стихами:

А почестей мы не просили,
Не ждали наград за дела.
Нам общая слава России
Солдатской наградой была.

И все-таки среди всех наград есть у Нинели Алексеевны Оберюхтиной одна особая. Это медаль «Партизану Отечественной войны».

Из книги «След на земле» в честь 55-летия Победы, автор статьи Дина Вендер. (Д.В. Вендер, След на земле. /ред.-сост. Д.В. Вендер// Нижнетагильский городской совет ветеранов, 2000. – 359 с.)

Рассказом о своей бабушке поделилась Елисеева Мария Сергеевна


Возврат к списку